Амплуа будущего. Ложные фулбеки

Футбол давно вступил на путь универсализации. В 70-х всех поразила Голландия Михелса и Кройфа, где любой игрок мог в ходе атаки оказаться на любой позиции. Тот тотальный футбол в такой радикальной форме никто никогда больше не повторял, но тренд на универсализацию был задан. Лобановский в конце 90-х, когда футбол был совсем не похож на современный, прогнозировал дальнейшее размытие привычных позиций. И он оказался прав — чистые «десятки», плеймейкеры практически вымерли или отодвинулись вглубь поля, возросла роль крайних защитников в атаке, крайние полузащитники поменяли фланги и превратились в инвертированных вингеров, появились «ложные девятки». Расширился и изменился функционал игроков, появились новые требования к позициям. В небольшом цикле статей «Амплуа будущего» еженедельник «Футбол» расскажет о нескольких относительно новых трендах в современном футболе и о типах игроков, которые будут востребованы в ближайшее время. Первая статья посвящена такому уже довольно известному понятию, как «ложные фулбеки».

О ложных, или инвертированных фулбеках «Футбол» уже упоминал в статье «12 главных тактических терминов современного футбола». Пеп Гвардиола, в бытность главным тренером «Баварии», по новому взглянул на позицию крайнего защитника. Его сподвиг на это незаурядный талант Филиппа Лама, которого он хотел использовать в опорной зоне. А наличие в команде очень способного и универсального Давида Алабы позволило пазлу сложиться в единое целое.

Возникшая у Гвардиолы идея довольно проста — крайний защитник при ведении атакующих действий не подключается к чужой штрафной, а заполняет пространство в центре поля. Таким маневром команда достигает сразу нескольких целей. Во-первых, создается численное преимущество в центральной зоне. Центральные и крайние защитники, а также опорный полузащитник создают пятиугольник в районе центрального круга, практически неуязвимый для пресинга. Таким образом упрощается контроль мяча, а контроль мяча — краеугольный камень всех идей Гвардиолы. Во-вторых, серьезно экономятся силы игроков. В классическом построении крайние защитники должны подключаться в атаку до чужой лицевой линии, а потом быстро возвращаться к своим воротам. Естественно, что в таком ритме могут действовать только очень выносливые игроки. В построении Гвардиолы беговая нагрузка на фулбеков снижается. В-третьих — разгружаются центральные атакующие  полузащитники. Они могут не заниматься розыгрышем мяча в центральном круге, а сразу выдвигаться в пространство между линиями обороны и полузащиты соперника. Они занимаются преимущественно поиском свободных зон, открываниями на пространстве и обострением игры. И, наконец, в четвертых — на флангах создается пространство для игры 1 в 1. Вингеры «Баварии» Роббен и Рибери не были созданы для гвардиоловской тики-таки, для долгих розыгрышей и игры в короткий пас. Они хороши в первую очередь в обыгрыше, на пространстве. При смещении фулбеков в центральную зону на флангах «Баварии» оставалось лишь по одному игроку — очень сильному индивидуально, уже находящемуся в высокой и широкой позиции. За счет розыгрыша через центр «Бавария» стягивала игроков команды соперника в эту зону, а при быстрой доставке мяча на фланг для Роббена или Рибери создавалась ситуация 1 в 1 на свободном пространстве, убийственная для защиты.

Центральные защитники и опорник составляют нижнюю тройку, крайние защитники Лам и Алаба — в опорной зоне. Роббен один на правом фланге

Такой же прием Гвардиола пытался проделать и в «Манчестер Сити», однако ни Алаба, ни тем более Лама в Англии не оказалось. Попытки переучить Санья, Клиши и Сабалету новым ролям успехом не увенчались, поэтому летом «Сити» потратил без малого 150 миллионов евро на крайних защитников. Получается более удачно, однако тактика ложных фулбеков используется Гвардиолой реже. В первую очередь потому что новички в гораздо большей степени подходят на роль классических крайних защитников, и до понимания игры того же Филиппа Лама им очень далеко. Тем не менее совсем от этой идеи Гвардиола отказываться не собирается и пробует новые подходы — теперь зачастую в центральной зоне используется только один крайний защитник, составляющий пару опорнику, а второй крайний защитник составляет нижнюю тройку игроков с центральными. После травмы основного левого защитника Менди его позицию занял Фабиан Делф, номинальный центральный полузащитник, который комфортно чувствует себя в опорной зоне. После травмы Делфа Гвардиола стал использовать на левом фланге обороны номинального атакующего хавбека Александра Зинченко. Молодой украинский полузащитник известен в России по выступлениям за «Уфу», где он впервые сыграл левого фулбека. Правда, там использовалась схема с тремя центральными защитниками, и Зинченко действовал на фланге по всей бровке. Однако шутки на тему того, что Гвардиола украл идею у тогдашнего тренера «Уфы» Евгения Перевертайло, были неизбежны.

Нижнюю тройку игроков составляют центральные и правый защитник, в центре действуют левый защитник Зинченко и опорник Яя Туре

Впрочем, не Гвардиолой единым футбол движется вперед. Его идея довольно сложна в исполнении, для нее требуются слишком разносторонние футболисты (которых даже Пеп не всегда может себе позволить), это слишком большой шаг вперед — такие шаги могут делать только единицы, а остальной футбол развивается в более щадящем ритме. Тем не менее идея смещения крайних защитников ближе к центральной зоне используется многими тренерами и командами. Правда в менее радикальной форме.

Один из наиболее талантливых современных тренеров Бундеслиги Доменико Тедеско постепенно возвращает «Шальке-04» в элиту немецкого футбола. После пары лет без Лиги Чемпионов и провального прошлого сезона (10 место, второй худший результат в XXI веке) «горняки» идут на третьем месте и демонстрируют очень интересный футбол. Тедеско успешно комбинирует схемы 3-5-2 и 3-4-3, и ключевую роль в атаках его команды играют фланги. «Шальке» умело создает связки из 2-3 футболистов на краях — к действующему по всему флангу латералю подключаются центральный полузащитник и форвард (в схеме 3-5-2) либо центральный полузащитник и инсайд (в схеме 3-4-3). За счет насыщения фланговой зоны и розыгрыша мяча в ней команда стремится оголить смежную центральную зону и выйти в нее с фланга, на свободное пространство. Причем зачастую это делает именно фланговый игрок, латераль.

Особенно хорошо этот маневр у команды получается в быстрых атаках, при наличии свободного пространства на чужой половине поля. Латераль быстро продвигается с мячом вперед по флангу, а его партнер (инсайд или центральный полузащитник) начинает движение из центра к флангу. Таким образом он уводит за собой соперника из центральной зоны и расчищает пространство. Латераль внезапно для соперника меняет направление движения и вместо ожидавшегося розыгрыша мяча вдоль бровки уходит по диагонали в центр, на свободное пространство. Противодействовать такому маневру очень сложно — с одной стороны нельзя игнорировать открывание игрока «Шальке» из центра во фланг, а с другой очень трудно остановить техничного игрока, движущегося с мячом на скорости в свободное пространство. Отчасти из-за этого Тедеско использует в качестве правого латераля Даниэля Калиджури, который большую часть карьеры провел на позиции вингера и даже форварда. Его скорость, техника и понимание пространства очень помогают команде в атаке — Калиджури лучший ассистент команды и второй по системе гол+пас.

Партнер рывком из центра на фланг уводит за собой соперника, и Калиджури с мячом начинает движение в свободную зону к чужой штрафной

Не обошли стороной новые веяния и РФПЛ. Пожалуй, наиболее часто тактику использования ложных фулбеков используют московские «Спартак» и «Динамо». И обе команды более активно задействуют своих левых защитников, Дмитрия Комбарова и Григория Морозова, в схожих розыгрышах. Эпизодически «красно-белые» и «бело-голубые» создают на своем левом фланге ситуации 2 в 2 против игроков соперника. Крайний защитник получает мяч и имитирует передачу на партнера во фланг, а сам уходит с мячом в центр. При этом Комбаров и Морозов используют разные козыри. Спартаковец, несмотря на многочисленные критические стрелы в свой адрес, был и остается неплохим атакующим игроком. Он обладает большим опытом игры в полузащите, в том числе и в центральной зоне, и хорошо чувствует пространство. За счет использования скорости и умения на скорости работать с мячом он быстро выдвигается в свободную центральную зону. Морозов же не обладает такой скоростью и опытом игры в полузащите, зато он правша и хорошо видит поле. Ему просто удобнее двигаться с левого фланга в центр, под сильную ногу, и затем он может развивать атаку проникающим пасом или ударом.

Ташаев освобождает зону партнеру, Морозов за счет обманного движения обыгрывает соперника и движется в центр, к штрафной

Зона действий фланговых защитников постепенно расширяется. Сначала они сосредотачивались в первую очередь на разрушении. Потом они стали действовать по всему флангу и играть все более важную роль в нападении, вплоть до подключений в чужую штрафную и завершения атак. Теперь, после полного захвата флангов, крайние защитники растут вширь и распространяют свое влияние и на центральную зону. Конечно, в случае с российскими командами и игроками в больше степени присутствует элемент импровизации, чем наигранной системы. Тем не менее тренер всегда предпочтет более универсального игрока, который может действовать не только по шаблону. Поэтому и требования к защитникам постепенно меняются. Теперь крайние защитники должны уметь действовать и в центральной зоне — работать с мячом обеими ногами, разыгрывать мяч, продвигать его вперед. Пока еще чистые «бровочники» в цене, но из приходящих сегодня в футбольные школы ребят надо уже сейчас готовить универсалов. Иначе в футболе будущего места им может не найтись.